#МненияПсихологовРоссии

Во время панельной дискуссии «Страхи и Надежды Человечества. Психология спасет мир?» на Санкт-Петербургском саммите психологов с докладом «Коронавирус: вызовы личности, обществу и государству» выступил Тимофей Нестик.

Его выступление стенографировано:

«Если мы обратим внимание на принимаемые сейчас решения, то бросается в глаза вопиющая психологическая безграмотность, иногда стоящая за ними. Одна из причин недооценки психологических последствий связана с тем, что опираются эти решения на математические модели. Эти модели плохо предсказывают ситуацию, но дают хороший козырь в руки технократически настроенным руководителям.

 

Подвох здесь в том, что математические модели крайне плохо учитывают психологические факторы, влияющие на поведение, которое в итоге приводит к передаче инфекции.

 

Во многом готовность соблюдать санитарно-эпидемиологические нормы связана со страхом, это показывают как наши, так и зарубежные исследования. И из исследования фона мы видим, что большинство объясняет свое поведение страхом заразиться.

 

Так было в апреле. Сейчас ситуация меняется.

 

Растет число людей, которые не боятся заболеть, растет число людей, которые нарушают соответствующие запреты, наложенные властями, и по-прежнему велико число людей, которые не хотели бы проходить тестирование на коронавирус.

 

Из исследований, которые мы проводили совместно с социологами из центра социального проектирования «Платформа» и компании OMI, видно, что растет страх экономического кризиса и снижается страх заражения – причем не только за себя, но и за близких.

 

Понятно, что в основе оценки рисков заражения лежат разные психологические механизмы. Особенно хочу подчеркнуть коллективный символический копинг – нашу склонность увязывать неопределенные, незнакомые нам угрозы с уже известными, что часто приводит к роковым ошибкам. 

Другая причина снижения страха, исчерпания этого ресурса связана с тем, что этот страх чрезвычайно интенсивно используется.

 

Когда страх становится дисфункциональным, а тревога сопровождается чувством беспомощности, это противоречие разрешается через недооценку вероятности и серьезности угрозы.

Что же, если не страх? Одно из последних наших исследований показывает, что на самом деле предпосылками соблюдения правил предосторожности наряду со страхом заражения являются:

  • уверенность в том, что мы действительно можем на что-то влиять;
  • принятие сложившийся ситуации, что важно в случаях, когда мы имеем дело с плохо контролируемым риском;
  • доверие;
  • сопереживание другим.

   Наши исследования показывают, что отношение к пандемии и другим глобальным рискам сильно зависит от того, насколько мы уверены, что можем влиять на ситуацию, и насколько мы доверяем другим людям. Один из типов отношения к пандемии, который мы выявили весной, – оптимисты. Они характеризуются более высоким доверием к социальным институтам и уверенностью в том, что они вносят вклад в общее дело.

Представления о будущем сильно зависят от того, насколько мы можем влиять на настоящее.

Эти наблюдения подтверждаются исследованиями наших зарубежных коллег. Т.е. если делать сейчас ставку, то не на страх, а на сострадание, на уверенность в контролируемости угрозы, на поддержку и солидарность. 

Как психологическое сообщество видит пути выхода из сложившейся ситуации?

 

Мы провели два опроса. Первый был проведен по инициативе 

Андрея Владиславовича Юревича.

    Наши коллеги-исследователи поддерживают, с одной стороны, контроль и наказание, с другой стороны, позитивные стимулы, диалог, что отражает сложность надежд на будущее и разные ценностные ориентации. В другом исследовании мы предложили психологам-практикам выдать наиболее желательные, с их точки зрения, рычаги воздействия.

 

Оказалось, что большинство сходится в том, что дальнейшее нагнетание тревоги и страхов контрпродуктивно. При этом особое внимание уделяется готовности людей доверять друг другу, социальной ответственности, на что и предлагается сделать ставку.

В нашем исследовании была часть, посвященная проблемам, с которыми сталкиваются наши коллеги при оказании дистантной психологической поддержки. Более 30% считают, что могут быть использованы цифровые технологии (чат-боты – виртуальные собеседники, которые помогают пользователям анализировать свои чувства и эмоции, отрабатывать навыки преодоления тревоги и принимать решения).

 

По сравнению с американскими психологами, опрос которых проводился примерно по той же программе, многие чувствовали себя менее подготовленными к дистанционной работе, чем хотелось бы (чувствовали себя подготовленными 46% опрошенных в России и 58% – в США).

 

Мы столкнулись с цифровым вызовом, на который более успешно отвечают те, кто стремится помочь другим…».

https://youtu.be/aSvxFMw6PMo